Юго-западный Крым в доклассовую эпоху : История Севастополя

Юго-западный Крым в доклассовую эпохуТерритория современного Крымского полуострова была заселена человеком около 150 тыс. лет назад, в раннем палеолите, в мустьерскую эпоху. На территории Севастопольского региона люди живут уже, по меньшей мере, 100 тыс. лет.

Первыми в этих местах появились неандертальцы, относившиеся к тому виду рода HOMO, который называется человеком древним, или палеоантропом. Это были времена последнего, наиболее сурового рисс-вюрмского оледенения. Граница ледникового панциря проходила по линии Воронеж-Харьков, а в Крыму господствовал субарктический, чрезвычайно суровый климат. Да и Крыма, как полуострова, тогда не существовало: уровень моря был на 80-100 метров ниже современного, а северная часть Черного и все Азовское море были частью обширной суши, в которую входил и Крым. Само же Черное море было озером, и площадь его зеркала была в два с лишним раза меньше современной.

Зима продолжалась до 9 месяцев, а морозы наверняка достигали - 30°С. В таких условиях человеку было очень трудно выжить, а природные условия Гераклейского полуострова предоставляли для этого больше возможностей: здесь много гротов и скальных навесов, которые могли служить неандертальцам убежищами, есть удобные места для загонной охоты. Неудивительно, что в ледниковую эпоху Крым и, в частности, Севастопольский регион были заселены довольно плотно. Всемирную известность приобрела мустьерская пещерная стоянка "Староселье" под Бахчисараем. Здесь были найдены останки ребенка, который принадлежал к переходной форме от неандертальца к человеку современного физического облика, и жил 50-40 тыс. лет назад. На территории Севастополя раскопанных мустьерских стоянок нет, однако орудия того времени при археологических разведках находили.

Люди того периода жили маленькими (по 30-40 особей) коллективами, которые принято называть "первобытным человеческим стадом". Основным средством добывания пищи для них служила загонная охота на крупных животных, побочным - собирательство. Главным объектом охоты были стадные копытные животные, хотя охотились в здешних местах и на мамонта, и на шерстистого носорога, и на пещерного медведя.

Переход к верхнему, или позднему палеолиту определялся появлением человека современного физического облика - HOMO SAPIENS. Первые представители сапиенсов именуются кроманьонцами. В регионе они появились 30-40 тыс. лет назад. Верхний палеолит ознаменован значительным прогрессом во всех областях жизни человека: был изобретен лук, существенно совершенствуются каменные орудия, формируются родо-племенные отношения, возникает высокохудожественное изобразительное искусство, зарождается религия.

В гроте Мурзак-Коба у с. Нижнее Черноречье под Севастополем в 1936 году было обнаружено парное погребение мужчины и женщины эпохи позднего палеолита. Оно особенно интересно тем, что на мизинцах рук у женщины отсечены крайние фаланги. Следы аналогичных увечий у женщин обнаружены в верхнепалеолитических погребениях по всей Европе, что позволяет говорить о существовании схожих верований и обрядов, а значит, и связей у людей той эпохи, отделенных друг от друга порой на тысячи километров.

В окрестностях Севастополя обнаружен еще ряд верхнепалеолитических стоянок; самые известные из которых - Шан-Коба и Фатьма-Коба у с. Передовое в Байдарской долине. Все они находились в гротах или скальных навесах, что следует из их названий (коба (тюрк.) - пещера). Образ жизни и охоты в верхнем палеолите еще не отличался от мустьерского, а климат продолжал оставаться суровым, хотя в период 20-10 тыс. лет до н.э. началось постепенное потепление. Ледник стал таять и отступать, уровень моря повышаться, тундровая растительность сменялась лесной.

Около 10 тыс. лет до н.э. климат и растительность стали близкими к современным, очертания Крымского полуострова, в основном, сформировались, а повысившийся уровень моря привел к образованию севастопольских бухт. В это время человечество переживало новый этап своего развития - среднекаменный век, мезолит. Он продолжался 3-4 тысячи лет и закончился в VII-VI тысячелетиях до н.э.

Из-за изменения климата, в Крыму резко сокращается численность стадных животных, и вместо коллективной загонной охоты на первый план выходит индивидуальная, с применением лука и стрел. Запасы кремня к тому времени сильно истощились, поэтому, каменные орудия стали делать из небольших сегментов, вставляя их в деревянную или костяную оправу. Людьми, жившими в Крыму в это время, раньше, чем в других регионах были приручены собака, свинья и бык. Так постепенно зарождалось скотоводство.

Мезолитических стоянок в округе Севастополя также найдено немало. В их числе - уже знакомые нам Фатьма-Коба и Мурзак-Коба, которые были настолько удобны для первобытных людей, что они продолжали использовать их на протяжении десятков тысяч лет.

Новокаменный век (неолит) на территории региона продолжался с VI (ранний, нижний неолит) по V (поздний, верхний неолит) тысячелетие до н.э.

Медно-каменный и бронзовый века. Начало выплавки металла, первое общественное разделение труда.



Каменный век не сразу сменился веком металла: между ними лежит промежуточный этап - медно-каменный век (энеолит). Однако, памятников этого периода в Крыму пока не открыто: в истории полуострова с IV по первую половину III в. до н.э. лежит "белое пятно". Первые памятники эпохи бронзы относятся в Крыму ко второй половине II тыс. до н.э.

Население полуострова этого периода условно можно поделить на носителей ямной (по типу погребений) и кемиобинской (по кургану Кеми-Оба близ Белогорска) археологических культур. Плотность населения была тогда чрезвычайно низкой: предполагают, что во всем Крыму одновременно проживало чуть больше тысячи человек. Однако, и в энеолитическое время окрестности Севастополя не оставались необитаемыми: в Байдарской долине были об-наружены захоронения и стоянки кемиобинцев, датированные III - началом II тысячелетия до н. э.

В процессе развития медной металлургии была получена, вероятно случайно, бронза - сплав меди со свинцом, оловом и другими металлами. Древние литейщики обратили внимание на ряд преимуществ нового сплава: большую прочность, высокие литейные качества и, главное, более низкую, чем у меди, температуру плавления (700-900°С). Наступила эпоха бронзы (II тысячелетие до н. э.).

Но месторождения металлов, из которых изготавливается бронза, на Земле достаточно редки и зачастую отстоят друг от друга на огромные расстояния. Поэтому, бронза была дорогой и из металла изготовлялись только оружие, украшения, дорогая посуда, топоры, в конце периода - серпы. Остальные орудия труда оставались каменными и деревянными.

Бронзовому веку человечество обязано целым рядом изобретений, давших мощный толчок развитию техники и экономики. Появились корабли, двигавшиеся с помощью весел и парусов, изобретено колесо, приручены овца, корова, коза, лошадь. В это время происходит первое общественное разделение труда: на оседлое земледелие и кочевое скотоводство.

Археологических памятников этого периода под Севастополем немного. Главным из них считается пещера Сюндюрлю-Коба на западном склоне высоты с отметкой 780 м. в 9 километрах к востоку от села Новобобровское. В культурном слое небольшого грота у северного входа в пещеру обнаружена керамика эпохи поздней бронзы: пещера служила стоянкой пастухов со времен бронзового века до ХХ века включительно.

Ранний железный век. Вхождение Крыма в состав ойкумены. Тавры и скифы.



С началом I тысячелетия до н.э. упоминания о Крымском полуострове и живущих в Крыму народах появляются в письменных источниках: сначала - в ассирийских и урартских, а позже, с VIII в. до н.э. - и в древнегреческих.

Первый из народов Крыма, чье название известно нам из письменных источников - киммерийцы, которых ассирийцы и урарты называли гимирру. Они жили и кочевали в Восточном Крыму, и их стоянок в регионе Севастополя не отмечено. А вот следующий по времени народ - тавры - известные грекам со времен Гомера, жили здесь веками и оставили очень заметный след в истории, культуре и мифологии края.

Около ХI-Х в.в. до н.э. в Крыму начался ранний железный век.

Люди осваивают выплавку железа, месторождения которого встречаются в природе гораздо чаще, чем залежи меди. Дешевые и доступные орудия труда и оружие из железа становятся мощнейшим толчком к прогрессу множества этносов. Народы, жившие тогда в Крыму, этого рывка совершить не сумели. Поэтому, в эпоху раннего железного века полуостров становится ареной вторжений и завоевательных войн.

Тавры, о появлении которых в Крыму известно мало (они появляются как бы внезапно около IХ в. до н.э.), занимали горную часть Крыма, Южный берег и часть предгорий. В этих труднодоступных местах они и держали оборону от завоевателей в течение десяти последующих веков.

На протяжении последних десятилетий в исторической науке не прекращается спор: один ли народ проживал на территории, которую принято считать зоной обитания тавров. Дело в том, что в различных таврских поселениях можно проследить два типа материальной культуры: собственно таврскую, более примитивную, и так называемую "кизил-кобинскую", названную по имени поселения у пещеры Кизил-Коба на склонах Чатырдага, где она была впервые обнаружена.

Сторонники существования двух народов на одной территории, причем зоны их обитания причудливо перемешиваются, не могут объяснить главного: почему греки, которые отлично знали тавров, много о них писали, веками жили с ними бок о бок, непрерывно воевали, наверняка обращали в рабство, не имели ни малейшего представления о "кизил-кобинцах" и ни разу их не упоминают.

Историки, подходящие к этому вопросу взвешенно, признают существование различий в материальной культуре таврских племен, одни из которых, более развитые, проживали в плодородных речных долинах и, видимо, испытывали определенное культурное воздействие соседних народов - греков и скифов. Другие племена, с более строгими и консервативными обычиями, занимали труднодоступные горные районы и от контактов с соседними народами старались уклоняться, относясь к ним подчеркнуто враждебно.

На побережье Балаклавской бухты находилось поселение одного из таврских племен, которое занималось не только мотыжным земледелием и отгонным скотоводством, но и рыболовством, и пиратством. У прибрежных тавров пиратство было распространено как подсобный промысел. Взятых в плен моряков аборигены приносили в жертву своей главной богине Деве, сбрасывая их со скалы, на которой находилось святилище божества. Предполагают, что храм Девы находился в районе мыса Феолент. Другое крупное таврское поселение в окрестностях Севастополя - Уч-Баш - было раскопано в нижнем течении реки Черной.

Общественное устройство тавров было первобытнообщинным; родоплеменной строй и обычаи этого народа отличались особой устойчивостью. Они сознательно изолировали себя от соседей, и только в позднюю эпоху в таврских могильниках стали встречаться крайне немногочисленные скифские, греческие и северокавказские предметы. В начале новой эры, постоянно теснимые скифами, греками и появившимися в Крыму сарматами, тавры ассимилируются с ними и исчезают как самостоятельный народ. Исчезает и их материальная культура.

Скифы, кочевые племена, говорившие, как и тавры, на языке иранской группы, появились в Восточном Крыму в VII в. до н.э., а в Западном - в VI-V в.в. до н.э. Скифы были одним из самых мощных, а потому, знаменитых кочевых народов древности. Ко времени их появления в Юго-западной Таврике, скифы находились в стадии разложения первобытнообщинного строя, зарождения классов и примитивной государственности. На V-IV в.в. до н.э. приходится эпоха расцвета Скифского царства, которое поначалу было союзом племен, а затем действительно превратилось в раннегосударственное образование со своей столицей и социальной иерархией.

Скифское царство эпохи расцвета занимало громадную территорию: все степи и лесостепи от дельты Дуная на западе до нижнего течения Дона на востоке. При самом знаменитом скифском царе Атее столица их государства находилась в так называемом Каменском городище в Нижнем Поднепровье. Это громадное поселение, совмещавшее в себе черты города и кочевого стойбища, занимало сотни гектаров, а его земляные укрепления могли вместить десятки тысяч пастухов и рабов-ремеслеников, сотни тысяч голов скота. Скифы делились на несколько племенных объединений, самыми многочисленными из которых были властвовавшие над другими сородичами Царские скифы, сайи. В зону их влияния и власти попал, начиная с VII в. до н.э. и Степной Крым.

Пока Скифия была огромна и сильна, пока она была способна давать отпор любому врагу, даже персидскому царю Дарию, ее правители не препятствовали основанию на их землях греческих колоний. Наоборот, из такого соседства они извлекали немалую выгоду: с Ольвией и городами Боспорского царства скифы вели оживленную торговлю и, видимо, взимали дань, влияли на политическую жизнь.Свидетельством тому может служить великолепный скифский царский курган Куль-Оба IV в. до н.э., раскопанный в 1830 году под Керчью. Причина, по которой погребенный под курганом вождь не был отвезен на традиционное место захоронения знатных скифов, неизвестно. Но, судя по находкам, хоронил его весь Пантикапей.

На Юго-Западный Крым, где только зарождался Херсонесский полис, скифы внимания почти не обращали.

Когда же в конце IV в. до н.э. скифов стали теснить с востока сарматы, а с запада македоняне и фракийцы, их государство съежилось, и под властью скифских царей остались только Нижнее Поднепровье и степной Крым. Столицу свою они перенесли в центр полуострова, на вершину Петровских скал, основав там город Неаполь Скифский . С тех пор они волей-неволей должны были тесно взаимодействовать со своими соседями.

О том, какую роль сыграли скифы в истории Херсонеса и Гераклейского полуострова, будет рассказано ниже. Отметим лишь, что с момента возникновения в Северном Причерноморье греческих колоний, т.е. с VII-VI в.в. до н.э., скифская история и культура были теснейшим образом переплетены с греческой. Несмотря на наличие собственных богатых традиций изобразительного и прикладного искусства, характеризовавшегося так называемым "звериным стилем" (скифы очень любили украшать свои изделия изображениями фантастических и реальных животных), скифские цари и знать в массовом порядке заказывали оружие, посуду и украшения ювелирам Ольвии и Пантикапея, изучали греческий язык и письмо. В архитектуре оборонительных сооружений, жилых и общественных зданий Неаполя Скифского чувствуется сильнейшее греческое влияние, хотя большая часть городской застройки - это лабиринты хижин и полуземлянок скифской бедноты.

Начиная с IV в. до н.э. жившие в Крыму скифы, особенно те, кто расселился в предгорье, стали активно переходить от кочевого скотоводства к оседлому земледелию. К этому их всячески поощряли и принуждали цари и знать, потому что великолепная крымская пшеница пользовалась огромным спросом на тогдашнем мировом рынке. Цари Боспора наживали громадные барыши на экспорте десятков тысяч тонн отборного хлеба, выращенного трудом осевших на их землях скифских земледельцев. И цари собственно Скифии жаждали получить свою долю доходов. Для этого им нужны были новые земли и собственные порты. С могуществом Боспора скифы справиться не могли, хотя и пытались. Поэтому, они обратили свой взор на юго-запад - туда, где рос и богател основанный в V в. до н.э. Херсонес.

Смотри еще


Комментарии посетителей


  1. Статья очень интересная, познавательная, а главное изложена доступным языком. Получила огромное удовольствие и многое узнала. Благодарю авторов.

Copyright © 2010–2017 «Севастополь» «Sevastopolis.com» Все права защищены.
При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт «Севастополь» или Sevastopolis.com обязательна.
Руководство не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях.
Ответственность за достоверность фактов, статистических и других сведений несут авторы материалов.
Редакция сайта «Севастополь» может не разделять точку зрения авторов статей и ответственности за содержание републицируемых материалов не несет.